Две операции – одним уколом: уникальный опыт гатчинских хирургов

В Гатчинской больнице произведена необычная операция в области гинекологии и кардиологии одновременно.

В Гатчинской больнице произведена необычная операция в области гинекологии и кардиологии одновременно. Пациентке требовалась экстренная помощь, причем в двух противоположных направлениях: с одной стороны, надо было остановить кровотечение, с другой – наладить кровоснабжение жизненно важного органа. Хирургам пришлось решать непростую задачу, с которой они успешно справились.

- Пациентка – 50-летняя жительница Гатчины – поступила на гинекологию с маточным кровотечением, требующим оперативного вмешательства со стороны гинекологов, – рассказывает заведующий отделением рентгено-хирургических методов диагностики и лечения Гатчинской клинической межрайонной больницы Вячеслав Миронов. – Однако при дообследовании на кардиограмме были выявлены изменения, характерные для инфаркта. Таким образом, имелись два грозных осложнения: с одной стороны, кровотечение, с другой – инфаркт миокарда, который тоже относится к жизнеугрожающим состояниям.

- Одновременно?

- К сожалению, да. Сложность заключается в том, что, когда мы лечим инфаркт, мы обязательно вводим пациенту препарат, разжижающий кровь – гепарин, а также дезагреганты, действующие на тромбоциты. Такая терапия приводит к тому, что кровь становится «жиже», соответственно, это может увеличить интенсивность и длительность кровотечения. И если у пациента параллельно с инфарктом наблюдается кровотечение, ситуация практически патовая: нужно произвести две взаимоисключающих манипуляции.

- Как вы вышли из положения?

- Чтобы минимизировать кровопотерю и улучшить прогноз, было принято решение первым этапом выполнить эмболизацию маточных артерий, т.е. перекрыть кровоток в этих артериях. Процедура проводится под местной анестезией, без разрезов, в данном случае – через прокол лучевой артерии, там, где мы обычно проверяем пульс на запястье. Пациентке нужно потерпеть один укол в руку, и дальше процесс практически безболезненный. В итоге мы успешно выполнили эмболизацию маточных артерий и остановили кровотечение.

- Через руку?

- Да. Мы селективно, под рентген-наблюдением, с помощью тончайшей трубки – в данном случае, длиной 125 см – подходим непосредственно к артерии, которая питает матку. Диаметр инструмента – чуть меньше двух миллиметров толщиной.

Как только мы сделали прокол, и инструмент оказался внутри артерии, человек практически ничего не чувствует, эта трубочка в организме никак не ощущается, и мы спокойно можем «ходить» по человеку и искать то, что нас интересует. В данном случае нас интересовали маточные артерии, где и была причина кровотечения. Соответственно, внутрь артерии ввели специальные частицы – эмбосферы, очень мелкие шарики диаметром 500-700 нанометров, которые «закрывают» артерию изнутри. Таким образом мы вызываем своего рода тромбоз, только с положительным эффектом, и «затыкаем» именно ту артерию, которая является причиной кровотечения.

После того, как мы сделали эмболизацию и остановили кровотечение, следующим этапом мы восстановили ту артерию, которая вызвала инфаркт. Причиной инфаркта был тромбоз коронарной артерии. В случае с данной пациенткой это была передняя межжелудочковая артерия, одна из главнейших артерий нашего сердца. Инфаркт в бассейне этой артерии чаще всего приводит к инвалидизации и другим фатальным последствиям.

- А как, собственно, получилось, что пациентка с инфарктом поступила на гинекологию?

- Дело в том, что у этой пациентки не было ярко выраженного болевого синдрома, характерного для инфаркта. Была немного атипичная, смазанная клиническая картина в виде не очень характерных болей в груди, которые женщина приняла за остеохондроз. У нее есть системное заболевание, от которого она лечится, и все ощущения дама списала на хондроз и попала в больницу совершенно по другому поводу – с кровотечением. Поэтому даже точное время начала инфаркта установить не представлялось возможным.

После кардиограммы у пациентки был взят анализ крови на тропонин – фермент, повышение которого свидетельствует о наличии инфаркта. Тест показал, что инфаркт есть, и он свежий.

Однако бывает, и тропонин повышен, и на кардиограмме изменения, а артерии – без значимых стенозов (сужений). Поэтому для уточнения мы сделали коронарографию и убедились, что инфаркт у нее действительно был вызван атеросклерозом. А это – показание к установке стента в артерию для восстановления кровоснабжения.

Так мы сделали и эмболизацию, и стентирование: и закрыли кровоток в одной артерии, и открыли в другой. Почти одновременно.

- Сколько длилась операция?

- Полтора часа. Начали мы в 23:10, посмотрели коронарные артерии, убедились, что есть атеросклеротические бляшки, есть закрытые артерии, которые требуют обязательного восстановления и лечения. Эмболизацию маточных артерий начали в 23:28, потом провели стентирование, и закончили всю операцию в 00:40.

- Стентирование под общим наркозом делали?

- Нет, все под местной анестезией, пациентка находилась в сознании. Сама операция не требует какого-либо наркоза. Иногда, к сожалению, течение инфаркта и инсульта обуславливает перевод пациента на общий наркоз, но это связано не с операцией, а с состоянием человека.

- Сколько времени пациентка провела в стационаре?

- В общей сложности – девять дней. В кардиологии. Кровотечение не рецидивировало, никаких операций больше не потребовалось. Была выписана в удовлетворительном состоянии.

Беседовала Екатерина Дзюба

 

Последние новости

Всеволожский район - за спорт!

    В Новом Девяткино в девятый раз прошла Спартакиада активной молодежи.

Стадион

Как уточняет администрация Гатчинского района, для свободного посещения стадиона необходима предварительная запись.

АРИНА ИВАНОВА – ЧЕМПИОНКА РОССИИ

В Калуге с 5 по 9 июня проходило первенство России по настольному теннису среди мальчиков и девочек до 12 лет.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *